Гражданские дела - консультация адвоката

Характер причинно-следственной связи, необходимый для компенсации морального вреда за врачебную ошибку

Врачебные ошибки нередко приводят к летальному исходу пациентов. Родственники в этом случае правомочны потребовать от медучреждения через суд возместить им моральный вред. Решения судей первой инстанции по вопросу возможности удовлетворения требований родственников на компенсацию исходят чаще всего из того, была ли прямая связь между действиями врача и фактом смерти пациента. Если доказана прямая связь, иск родственников удовлетворяется. То, что связь между конкретными действиями медиков (либо халатным бездействием) и смертью пациента должна быть, — это понятно. Иначе нет оснований для иска, например, если пациент болел, но к врачу не обращался совсем. Вопрос о характере такой связи, а именно: должна ли она быть непременно прямой. Верховным судом не так давно вынесено решение о пересмотре одного из таких, связанных с медицинским лечением дел, которое затрагивает вопрос о характере причинно-следственной связи. Суть дела в том, что заболевший мужчина, обратившись к врачу, жаловался на боль в грудной клетке, полагая, что это связано с ее ушибом. Ушиб действительно имел место быть, о чем врач-травматолог и оставил соответствующую запись в медкарте пациента и других оформляемых им документах. Через несколько дней мужчина умер. При вскрытии оказалось, что у него имелось и другой серьезный недуг — воспаление легких. Однако врач при осмотре пациента признаки данного заболевания не выявил или просто проигнорировал. Супруга покойного потребовала от медучреждения возмещения морального вреда, мотивировав иск тем, что медпомощь была оказана не надлежащим (неполным) образом и нужное лечение больному своевременно назначено не было. Суд, рассматривавший иск, в требованиях женщине отказал, сославшись на то, что прямая причинно-следственная составная связующая между фактической смертью мужчины и действиями (бездействием) врача отсутствовала. Однако судом было признано, что медобследование пациента было не полным, что привело к развитию пневмонии и как итог — к смерти. То есть был выявлен косвенный тип связи между причиной смерти и некачественной медпомощью. В рассматриваемом случае к смерти привела совокупность факторов, одним из которых и была некачественная медпомощь. То есть по мнению нижестоящих судов (и первой инстанции, и апелляционного) косвенный характер связи не может выступать основанием для удовлетворения заявляемых родственниками требований о возмещении морального вреда. Для этого требуется доказанный факт именно прямой связи, то есть когда смерть наступила исключительно из-за действий врача (либо его бездействия, когда действия были прямо необходимы). Обязанность доказывания факта причинной связи лежит на истце. Связь между врачебной ошибкой или бездействием врача и летальным исходом доказывается на основании заключений экспертов. Однако такое заключение будет всего лишь одним из многих других доказательств, принимаемых судом для оценки и в качестве оснований для выносимого по делу решения. Такое заключение не наделено особой доказательственной силой по отношению к иным доказательствам. Ни гражданский кодекс, ни уже разбиравшиеся Верховным судом дела, связанные с аналогичными вопросами, не содержат норм о том, что вред разрешается возмещать только в тех случаях, когда была именно прямая связь. То есть возмещение морального вреда возможно и при косвенной причинной связи, и без каких-либо оговорок — при причинении вреда совокупностью факторов. Более того, из анализа судебно-практических документов становится ясно, что экспертиза не всегда может однозначно установить прямой характер связи между действиями медработника (то есть предполагаемого виновника) и фактом смерти человека. В ряде случаев эксперты вовсе не могут достоверно сказать, от чего именно умер человек, так как имеет место быть совокупность факторов, которые потенциально могут привести к летальному исходу. Таким образом, справедлив вывод о том, что если доказана связь врачебной ошибки (бездействия медработника) и смерти человека, неважно какой именно характер у этой связи, — прямой или только косвенный, иск о возмещении вреда должен подлежать удовлетворению, так как нет прямого основания для освобождения виновника от необходимости возместить вред, на что прямо и указывает Верховный суд. Аналогичный вывод уместен и в том случае, если смерть человека наступила из-за совокупности факторов, одним из которых выступала возможная врачебная ошибка (бездействие) и, например, запущенный хронический характер не выявленных заболеваний. Поэтому, реализуя право на компенсацию морального вреда, смело добивайтесь справедливости в вышестоящих судах, если первая инстанция в удовлетворении иска вам отказывает, ссылаясь на отсутствие прямого характера причинной связи.

Средний рейтинг статьи / 5. Оценили:

Вы можете проконсультироваться по телефону
Отправьте вопрос адвокату и он свяжется с Вами
Показать больше

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»